Бизнесменам про "Закон о торговле"

18 Января 2017

Круглый стол "ДП": Виктор Евтухов рассказал бизнесменам про закон о торговле

В рамках круглого стола, организованного газетой "Деловой Петербург", статс–секретарь — заместитель министра промышленности и торговли правительства РФ Виктор Евтухов ответил на вопросы предпринимателей в связи с вступлением в силу с 1 января 2017 года поправок в закон о торговле.

 

Виктор Евтухов, статс–секретарь — заместитель министра промышленности и торговли правительства РФ:

Торговля является одной из важнейших отраслей экономики России. Однако сейчас она переживает не лучшие времена. По данным Росстата, объем оборота розничной торговли в январе–октябре 2016 г. в целом по стране составил около 22,8 трлн рублей, это 95% в сопоставимых ценах к соответствующему периоду предыдущего года. При этом количество торговых объектов в 2015 г. по сравнению с 2014 г. увеличилось на 1,5%, до 970 тыс.

По информации ФНС России, в 2015 г. сумма поступлений налогов и сборов в консолидированный бюджет РФ от торговли составила 1,3 трлн рублей (в том числе 0,9 трлн — оптовая торговля, 0,4 трлн — розничная), это 10–я часть от общей суммы. В 2015 г. наибольшая доля оборота розничных торговых сетей в общем обороте розничной торговли наблюдалась в Петербурге — 53% и в Ленобласти — 46%. Но давайте подумаем, а сколько и на чем зарабатывает торговля? Ее маржинальность — 5–6%, зачастую намного меньше, чем в производстве. Разговоры о том, что доходы торговых операторов формируются за счет высокой наценки, — миф. Они формируются за счет огромного оборота. Расходы тоже велики. Продать товар — искусство ничуть не меньшее, чем произвести. К сожалению, многие этого не понимают, считая, что производитель произвел, а торговля обязана это продавать. Это не так. Идея поправок в закон о торговле, которые вступили в силу с 1 января 2017 г., заключалась в том, чтобы соблюсти баланс интересов поставщиков и торговых операторов. Рыночная сила у сетей значительно больше, чем у поставщиков, только если речь не идет о крупных транснациональных корпорациях, чья продукция формирует основной трафик, и поэтому они имеют рычаги влияния на партнеров.

Конечно, крупная торговля не сможет удовлетворить всех. Производителей продовольственных товаров у нас более 50 тыс. Они мечтают попасть в крупные торговые сети, потому что такой контракт — прямой путь для налаживания канала продаж. Но только 20 тыс. производителей являются поставщиками крупных федеральных торговых сетей (2 тыс. — федерального уровня, 5 тыс. межрегиональных, а остальные — местные локальные).

Пока нет правоприменительной практики новой версии закона, но к середине года будет понятно, что изменилось в связи с новыми жесткими требованиями. Думаю, эти отношения будут более равноправными и утихнут разговоры о дискриминации поставщиков, взаимных претензий станет меньше.

Всех проблем законом о торговле не решить. Надо развивать конкуренцию, а значит, разнообразные каналы продаж. К сожалению, сокращается доля малых форматов торговли. Именно на развитие этого сегмента направлены усилия Минпромторга. Подготовлены поправки в закон о торговле, касающиеся активного развития нестационарной и мобильной торговли, законопроект готовится к внесению в Думу. Также мы подготовили законопроект о ярмарочной торговле, начинаем его общественное обсуждение. На очереди — законопроект о рынках. Только за последний год их количество сократилось на 11%. Грамотно организованная малая уличная торговля может стать украшением любого города, как это происходит во всем мире. Нам нужно создать такие условия, при которых малому торговому бизнесу будет комфортно работать и развиваться.

Татьяна Городилова, менеджер АО «КПМГ»:

Может ли поставщик устанавливать разные цены на одни и те же товары для разных покупателей? Возможно ли давать разные скидки? Законодательство не содержит запрета, но требует, чтобы не было дискриминации.

Виктор Евтухов:

Если не нарушается антимонопольное законодательство, то можно давать разную цену. В разъяснениях ФАС это написано.

Станислав Курценовский, генеральный директор ООО «Медоварус»:

По нашим оценкам, консолидированная доля торговых сетей в городе в общем объеме торговли составляет около 80%. После принятия поправок в закон о торговле все условия "перешли" в цену. Отсрочка платежа была переведена, исходя чуть ли не из банковского процента, в цену. В итоге наценка на продукт составляет около 75–80%. Сети используют эту ситуацию, чтобы повысить маржинальность. Происходит монополизация рынка. Даже дискаунтеры, в которых 1,5 тыс. SKU и 25% рынка, блокируют потребителя от производителя. В итоге потребитель переплачивает, и ситуация будет ухудшаться. Это все приводит к тому, что производители работают в себестоимость.

Виктор Евтухов:

Регулировать наценку мы не можем и не будем. Иначе будет как в Венесуэле. Но нельзя однозначно сказать, что консолидация сетей ведет к росту цен. В мировой практике достаточно примеров, когда четыре–шесть сетей занимают 70–80% рынка сетевой торговли. Однако в этих странах ничто не мешает работе малых торговых форматов, поэтому ситуация сбалансирована. Здесь поможет только развитие разных форматов и конкуренции. Разработанные поправки в закон о торговле в части развития нестационарной и мобильной торговли облегчат малому бизнесу пути для реализации своего потенциала. Например, мясокомбинаты через собственные автолавки продают товар по цене на 20–25% ниже, чем он продается на полках сетевых магазинов. Плюс очевиден — они получают "быстрые деньги" без отсрочек платежа и напрямую продвигают торговую марку.

Андрей Ермаков, индивидуальный предприниматель:

Я поставляю продукцию во многие сетевые форматы. Правила игры ужесточаются, и малому бизнесу придется быть более гибким, чтобы конкурировать по качеству с мировыми брендами, которые приходят сюда по мере укрепления сетей. Глобальные игроки дают сетям дисконт 40%, чего не могут позволить себе местные.

Есть и проблема некачественных и нелегальных товаров, поэтому следует обратить внимание на соблюдение таможенного контроля и законодательства. Также необходима практика создания союзов, площадок по обмену опытом для производителей и поставщиков непродовольственных товаров. Еще один важный шаг — продвижение лозунга "Покупай российское". Например, в Индии это лозунг номер один — "Покупай индийское".

Виктор Евтухов:

У непродовольственных товаров есть свои сложности. Например, отсрочка платежа может доходить до полугода. Мы сейчас активно пытаемся помогать non food производителям, развивая факторинг, работаем по этому вопросу с разными банками. Безусловно, площадки для общения поставщиков и ретейлеров есть. У нас будет форум "Неделя ретейла" в июне 2017 г., и мы приглашаем туда производителей непродовольственных товаров, чтобы обменяться опытом и найти контрагентов. Что касается брендирования, то Минпромторг вручил первые знаки качества российским товарам. В Германии, кстати, такая система существует уже 60–70 лет, и ей доверяют больше, чем полиции, Красному Кресту и католической церкви. Надеюсь, наше Роскачество сможет повторить этот успех. Также мы развиваем программу "Сделано в России", по которой будем активно позиционировать нашу продукцию, в том числе за рубежом.

Владимир Алимов, генеральный директор ООО «Фабрика домашних солений»:

Я поставляю продукцию в сети уже 15 лет и вижу, что по непонятным причинам идет вытеснение проверенных поставщиков и ввод других. Где конкуренция? Как она работает? Кто может ответить на вопрос? Покупатель должен выбирать продукцию, несколько производителей должны выставлять продукцию на полки. Надо также обратить внимание на договоры, которые просто выкручивают руки любому поставщику.

Виктор Евтухов:

Никто не может запретить торговой сети расторгнуть договор с одним поставщиком и заключить его с другим. Это переговоры хозяйствующих субъектов, и законодательство не влияет на них. Значит, какие–то условия ретейлеров не устраивают, и поставщику надо искать другого контрагента.
Если вы видите нарушение ваших прав с точки зрения доминирования торговой сети, смело обращайтесь в ФАС. У службы есть все необходимые полномочия разобраться в этих вопросах и при необходимости привлечь виновных к ответственности.

Дмитрий Мотыльков, продюсер КВК «Империя»:

Рассматривает ли Минпромторг в перспективе схемы развития торговли, например, в формате "у дома", которые были декларированы еще прежним руководством города?

Виктор Евтухов:

Большинство крупнейших торговых сетей и состоят из магазинов шаговой доступности. В любом жилом комплексе сейчас найдется небольшой магазин одной из сетей. Мы поменяли нормативы обеспеченности торговыми площадями, делая акцент на малых торговых форматах. Мы ввели нормативы по магазинам шаговой доступности, розничным рынкам и нестационарным торговым объектам.

Также разрабатывается стратегия развития интернет–торговли, доля которой крайне мала — около 3% от оборота розничной торговли.

Александр Орлов, председатель Мясного союза Ленобласти:

В 2015 году мы направляли наши предложения к поправкам в закон о торговле. К сожалению, в новую редакцию не вошел важный пункт. Мы предложили, чтобы сетевые магазины представляли на полках не менее 20% местной продукции, в данном случае — петербургской и областной.

Виктор Евтухов:

Эти вопросы обсуждались, но, думаю, ФАС с такой позицией не согласится. Минпромторг тоже не может предлагать такие условия, тем более, они противоречат обязательствам в рамках ВТО.

Больше всего местной продукции в региональных сетях, немного меньше — в федеральных. Сегодня на полках торговых сетей более 90% — продукция локализованных в России производителей.

Андрей Емельянов, директор по развитию мясокомбината «Северо–Запад»:

Коммерческие условия у сетей разные — у каждого оператора свои целевые показатели торговой наценки. В итоге приходится учитывать желаемую маржинальность сети, чтобы иметь возможность давать запрашиваемые операторами скидки. Получается, что сети возложили на производителей контроль над ценой на полке.

Виктор Евтухов:

Разные торговые форматы работают с одними и теми же производителями по разным ценам — это абсолютно нормальное явление. Кто сказал, что они должны быть одинаковые? Разве производители не продают свой товар в несетевую розницу чуть ли не по тем ценам, по которым в крупных сетях этот же товар лежит на полке? И это, друзья, нормально. Ровно об этом мы и говорим — нужно развивать все каналы продаж, все форматы торговли. Тогда и цены будут сбалансированы, в том числе оптовые.

Конечно, торговые операторы будут требовать больших скидок у поставщиков. Эта проблема вызвана низкой конкуренцией между сетями. Я уже сказал, что регулировать наценку мы не можем, вводить дальнейшие запретительные меры — тоже, потому что и сегодняшние достаточны и даже избыточны. Кроме того, за счет высокомаржинальных товаров удается удерживать цены на значительную линейку социально значимых товаров.

Сергей Лыско, заместитель гендиректора ТД «Энерго»:

В сетях мы видим большое количество собственных торговых марок, и по некоторым из них качество вызывает сомнение. Сеть устанавливает цену, по которой должна получить этот продукт, и производитель вынужден выкручиваться, чтобы уложиться в нее.

Виктор Евтухов:

В российских сетях относительно низкая доля собственных торговых марок, и Роспотребнадзор жестко следит за качеством продукции. Не думаю, что сети будут рисковать и продавать некачественный товар под собственными торговыми марками. Конечно, за счет них сети снижают стоимость продукта, и другим производителям непросто конкурировать.


Возврат к списку